foksamusic (foksamusic) wrote,
foksamusic
foksamusic

Робинзон

 Итак, данный рассказ принимает участие в конкурсе "Робинзон", более подробную инфу о котором можно прочесть здеся: www.blog-kaplunoff.ru/konkursy/156-lrobinzonr-zazhigatelnyj-konkurs-s-prizovym-fondom-v-500-.html Сама по себе идея мне видится прикольной, поэтому фантазия моя развернулась на полную катушку!

Спонсорами сего действа являются:
Платежная система Z-Payment - любые виды платежей для вас и вашего сайта
Etxt.RU - биржа контента, рерайтинг, копирайтинг, перевод, готовые статьи
Почтовый сервис UniSender – правильный e-mail маркетинг и рассылка
Twidium - программа для монетизации вашего Твиттера
Send2Blog – программа автоматической рассылки новостей


В общем.. Вы можете относиться к этому как вам заблагорассудится, но эта история..
не вымышленная. И имеет очень много общего с реальностью!


Сижу и бессмысленно кидаю камешки в волны.
А что мне еще делать, спрашивается?

Одна часть меня рассказывает удивительную и трагическую историю, как Алена, она же Foksa, села в самолет и полетела куда-то там в теплые страны встречать Новый год. И вся эта чудесная красота почти сразу закончилась громогласным крушением самолета, надежд, планов и будущего.

Другая же составляющая моего странного организма утверждает, что еще вчера я сидела в своем кресле, на улице свирепствовал почти тридцатиградусный мороз, я уничтожала мандарины килограммами, почитывая книжку. И как-то так незаметно отрубилась. Ну а очнулась уже здесь, то есть черт_знает_где.
Какая из версий является достоверной – сказать трудно.

Если рассуждать логически, что иногда удается, то первый вариант можно зарезать насмерть кухонным ножом или чем-то более подходящим, например, реальностью.

Во-первых, я отношусь к тем людям, которые за всю свою жизнь ни разу не выбирались за более менее отдаленную границу. То есть конечно меня поносило по необъятным просторам родины, но самая дальняя «заграничная» поездка совершалась не далее как этой осенью в сторону Украины. Где я умудрилась оставить часть своего безразмерного сердца еще сколько-то лет назад.
Во-вторых, я настолько ненормальна по своему внутреннему устройству, что всегда считала полным идиотизмом встречу Нового года под пальмами. Почему-то мой мозг отказывается верить – до сих пор, несмотря на наличие под моей пятой точкой дикого количества песка и за спиной подозрительного дерева с огромными лопастями, маскирующимися под листья – в адекватность подобных намерений.

Я очень примитивно устроена и берегу некоторые традиции как свои собственные руки-ноги. И в частности, я всегда точно знала, что Новый год – это елка (раз), мандарины (два), «Ирония Судьбы» (три) и огромное количество снега, благоразумно развешенного по всем выступающим частям городского скелета. Это четыре.
Хотя есть аргумент, который разом перечеркнет все разумные доводы – я совершенно непредсказуема, и стоит вожже попасть под хвост, как Алена подскакивает в кресле, несется в тур фирму и уже на следующий день летит черт знает куда с одной целью – оторваться от привычного.

Как теперь видите, все, что остается мне на данный момент времени, это кидать камушки в волны и бездумно сверлить взглядом горизонт, где маячит еще один, надо полагать настолько же «необитаемый», остров.
Вы никогда не задумывались, что само по себе слово «необитаемый» совершенно никак не сопоставимо с подобными ситуациями ввиду того, что как только нога человека ступила на кусок окруженной со всех сторон суши, мир сразу перестал быть без_человечным и стремительно превращается в людное место. Даже если я тут одна, меня все равно много. И это – факт.
И даже если мое много – одно, все равно я запятнала нетронутый атолл своим присутствием.
Тоже факт.

Поэтому мое большое сердце снова бунтует и категорически отказывается верить в то, что «я здесь один».
Скорее оно выбрасывается в окно и орет благим матом «есть еще здесь хоть кто-то кроме меня?»

Подсознание услужливо подталкивает к краю, в висках стучит, руки холодеют и становятся неприятно липкими и несмотря на изнуряющую жару, начинает бить холодный озноб.
Все-таки еще никогда не оказывалась в настолько сложной ситуации. И спина моя уже обрастает десятком глаз, которые в свою очередь наполняются страхом, расширяются и пытаются немедленно смыться все равно куда, пусть даже в океан.

А что, это мысль.
Встаю и, не раздумывая, сигаю в воду.
Единственный способ побороть приступы паники – сделать что-то.
Лучше всего – утопиться.

Первый нырок приводит чувства в состояние боевой готовности на случай столкновения с акулами - мало ли какая фигня водится в здешних водах… Хотя более жуткого существа, чем критики - я еще не встречала. А после прочтения или выслушивания их точек зрения у меня всегда оставалось стойкое ощущение, что люди эти – вовсе не люди. И едят они исключительно человеченку. Да и вообще являются тайными последователями седовласого культа прожорливой личности, никогда ничего не сотворившей.

В общем нет существа на свете страшнее чем ты сам.

Наконец третий и самый долгий заплыв в недра вод восстанавливает нервную систему, так что выныриваю уже вполне трезвой и счастливой. Все-таки когда еще выдастся такая возможность поплавать в одиночестве у каких-то таинственных берегов, где человеками и вовсе не пахнет.

Теперь впору обсохнуть и задуматься о том, каким способом отсюда удрать.

И тут же начинаю ржать, как конь, поражаясь самой себе.

Еще не далее как вчера я мечтала только об одном – отпачковаться от человечества в полное уединение. Продрать на утро глаза, принюхаться к хвойным запахам, заглянуть в холодильник и удовлетворенно извлечь из его недр подветренный салат оливье. Сожрать его в прикуску с чизкейком – ну да, ну да, я не дурен повыпендриваться иногда…- запить соком, вдогонку здоровый ломоть сыра и чайная ложка винегрета, потому что больше ничего уже не лезет.
Потянуться, напялить что потеплее, вывалиться в засыпанный снегом двор, поорать во всю глотку о том, как я люблю жизнь и требую от нее той же сговорчивости – и наконец, после отличной уединенной прогулки скинуть барахло в угол, упасть в мягкое кресло перед камином – а как же иначе – и черт возьми.. Почувствовать себя самой счастливой на свете.
Всего-то.

И вот, пожалуйста.
Я совершенно одна. Не просто как тополь на Плющихе, где их вроде бы три.
А как отрок во Вселенной.
Вокруг только фиговые деревья – иллюстрация к моей жизни, где постоянным атрибутом являются только обломы – пальмы, да песок.
В небе солнце, которое вопреки моим воспоминаниям о самом ужасном отдыхе на море в Геленджике, вовсе не шпарит, как ненормальное, а милостиво греет. И еще где-то там повсюду плещется прозрачный океан.

Чего тебе еще надобно, дЕвица?

Снега. Елки. Домика в сугробах.
А еще – подарок от Деда Мороза.
Настоящего.
И треска поленьев в огне.
Непременно клетчатый плед. Не-пре-мен-но!
И может быть.. Вполне вероятно, что…

- Мужчину?

Я подскакиваю как ударенная током, на всякий случай хватаю первую попавшуюся под руку деревяшку и одним прыжком встаю на ноги, при этом еще и оборачиваясь. Ни дать ни взять – цирк. Я освоила новую профессию.
Впрочем, спустя пару секунд осознаю, какую именно: клоун.
Поджаренная слегка, воинственная, мечтательная взрослая девочка в идиотской позе с трухлявым деревом наперевес – мама, о чем ты думала, когда договаривалась принять эту душу в виде своего дитя?

А обладатель голоса беззвучно смеется в совершенно белые усы и как-то так между прочим успевает покрываться инеем в тех местах, где пар изо рта соприкасается с материальной реальностью.

Е мое.

Я полностью теряю контроль над действительностью.
Я обессиленно плюхаюсь на песок, тупо разглядывая явление Деда Мороза.
Мое сознание нажимает на кнопку «выкл».
Оно капитулирует.
Выбрасывает белый флаг.
Сдается.

Короче говоря – я превращаюсь в кусок не смыслящего мяса и начинаю медленно, но верно впадать в истерическое состояние.

По щекам моим катятся слезы, а я беспомощно открываю рот как рыба и хватаю жаркий воздух.

- О как. Я думал, что все люди в мире только и мечтают, как бы со мной познакомиться. Я был просто уверен, что начни я не только играть в фильмах роль самого себя, но и вправду изредка спускаться в мир людей на красивых санях с бубенцами, как вы тут же начнется кидаться мне на шею и драться за возможность потрогать настоящего живого Деда Мороза.
На деле же получается, что устроены вы все-таки весьма примитивно. Всю жизнь хотите чудес, то сказочных, то более материальных, вроде разбогатеть и жить в собственном дворце. Но стоит им постучаться в ваши сердца, заглянуть в глаза, так вы разворачиваетесь и с диким воплем бежите как можно дальше с криком: «Не верю». Как будто Станиславский всем вам отец родной…

Он корчит недовольную рожу и лезет в карман за печеньем, в то время как я настраиваю свой голосовой аппарат на общение.

- Раз, два, проверка связи, прием…

Дед смотрит на меня с нескрываемым любопытством. Вот вроде как сам по себе – мороз, а глаза так и светятся теплом. Какое дикое несоответствие…

- Печеньку будешь, деточка?

- Буду, - кратко реагирую я, запихивая в рот угощение. Все лучше, чем мычать что-то несуразное в ответ. А тут и передышка есть, с мыслями собраться, организовать штаб сопротивления несуразице и нанести по ней сокрушительный удар ядерными боеголовками.

- Ну так что, мне уйти, или ты уже способна воспринимать действительность как должное. Без излишнего анализа?

- Я готова. Я уже почти бессмысленное существо. И вся аналитика во мне перегорела на фиг. Спасибо, дорогой Санта. Или как Вам больше по душе обращение…

- Да как хочешь. Мне без разницы. Главное, что теперь ты в меня не просто веришь, а знаешь, что я есть. Могу наконец-то чувствовать себя полноценным и не бояться исчезнуть.

- А что, разве мои мыслительные процессы как-то влияют на происходящее с тобой… ну и вообще на что-то?

Санта усмехается, достает из небытия невероятных размеров шар со снегом и протягивает его мне:

- Скажи, а разве в твоей жизни что-то произошло вопреки твоим желаниям? Разве все, что ты себе заказывала каждый Новый год под бой курантов, не пришло к тебе в том или ином виде?

- Ну как тебе сказать, не могу назвать свою жизнь счастливой и сложившейся по моему щучьему велению. Живу черт знает как, никакой стабильности. Личная жизнь постоянно дает трещину. Финансы периодически воют на луну от голода. Друзей осталось как-то совсем мало. Прошлая любовь благополучно сдохла, а новая так и не случилась. Короче, что-то не то у вас с воплощением. И это. Певицей известной я так и не стала. Хотя уже давно пора бы.

Я верчу в руках шар и недоумеваю, что с ним делать. Однако снег внутри идет самый настоящий и очень красивый. И да, вот там, это же… Ну все как мне хотелось – такой вот домик в лесу из красного кирпича. И вывеска такая почти как в сказке с номером дома. Да из трубы дымок. И под окном украшенная елочка, пушистая и пахучая. Черт, ведь даже запах чувствую!

- Эх, Аленка, ну как же ты не поняла. Все у тебя так, как ты хочешь. Потому и оказалась ты на этом острове и не можешь вспомнить, что с тобой было на самом деле. Мечешься от одного желания к другому, меняешь как перчатки. А мир не успевает вовремя реагировать. Вот и получаешь свои подарки в усеченном виде. Вот хочется тебе одиночества, и в то же время загнала на соседний остров прекрасного мужика, сидит там сейчас, тоскует и тоже задается вопросом – как здесь очутился. Желаешь домика в лесу и елки в снегу, а сама холод терпеть не можешь.
Так и вляпалась ты в промежуточный вариант. Пойди вглубь острова – там метель, зайцы бегают и хомячки. Все, как ты любишь. И есть у тебя только один путь отсюда – разобраться, чего ты хочешь на самом деле.

- А ты-то здесь зачем? И кстати, не жарко тебе в этом прикиде на солнцепеке?

- Я предстаю перед тобой в том виде, в котором ты хочешь меня видеть. Мне совершенно фиолетово, в чем разгуливать по реальности: хоть в шортах. Только твой разум не может связать Санту с бермудами, и изучать его волосатые ноги в стоптанных шлепанцах.

Я усмехаюсь, ибо воображение мое очень живо рисует сию картинку. Ну надо же, вот оно как, оказывается.

- Ну хорошо. И как же я пойму, что все правильно? Что вот именно так мне и хочется по-настоящему?

- А это уже тебе виднее. Я только могу указать дверь – войти ты должна сама.

- Ой-ой, Пифия никак. Кто ж ты на самом деле, чудо-старик?

Впрочем, вопрос мой адресован рассеивающемуся на глазах туману. И в душе стремительно поднимается волна тоски. Ведь прав он. И куда теперь сбежать от этого знания… если не вглубь острова. Хомячков и правда оч люблю, вот погляжу на них – и отпустит.

Надо сказать, что прогулка эта доставила массу приятных впечатлений. Грусть отпустила уже на первой стометровке, а дальше и вовсе стало тепло и спокойно, как дома под одеялом. Так что возвращалась я к заветному берегу просветленная, как йог.

Здесь царила лунная ночь. И в свете этой чертовки ясно вырисовывались акульи плавники – мол, критику заказывала, дорогуша? Получи!

Моя душа на этот раз не ударилась о ребра, не спрыгнула с тарзанкой в бесконечность и не заныла от тяжких предчувствий.
Она уверенно подтолкнула меня к кромке воды и шепнула изнутри: Иди.

Ну да, так я и полезла в пасти к чудовищам, разбежалась прямо-таки. А ну-ка, чудесное явление, знаю, что ты где-то здесь. А устрой мне волшебное превращение морских пучин в каток на главной площади столицы. Всю жизнь мечтала ночью промчаться на коньках по ровному прозрачному льду, под которым трепыхаются и удивляются смешные рыбы!

Сказано- сделано.

Правда с коррективами, ну не можем мы без выпендрежа!

Нарисовалась поверх глубин океанических дорожка ледовая, метра три в ширину, ну да и на том спасибо. Никак опять моя переменчивая натура не сошлась во мнениях с самой собой – рыбок пожалела что ли…
Так или иначе, а только дернула я с места вприпрыжку на соседний остров. Любопытство – мой крест. Должна же я увидеть, кого притянуло мое горе-сознание на другую твердь!

Коньков мне конечно не перепало, но удобные кеды, которые удивительно легко скользят по льду – пожалуйста. Так что домчалась я до другого берега минут за пять. И что самое удивительное, наблюдая мерцающие в глубине глаза акул, мое сердце так переживало за их голодную судьбу, что была бы лишняя рука – точно не пожалела бы! Гринпис по мне плачет…

- Здрасти. А я вот тут жду вас. Вы ведь Алена?

На меня смотрит среднего роста мужчина с очень проницательными глазами. Все остальное как-то не просматривается в темноте, несмотря на все мои неимоверные усилия.

- Ага, а фонарика у тебя нету?

- Понимаю, хочешь в рожу мне посветить да свериться со своими предпочтениями? Есть только костер и жареная рыба.

- Ну и это сойдет, пошли что ли… Кстати звать-то тебя как?

- Макс. По крайней мере мне так кажется. Ты знаешь, я ни в чем сегодня не уверен. Вроде бы вчера еще засыпал в своем доме, накрывшись теплым одеялом. А вроде бы из самолета вывалился. Есть еще вариант, что умер, но мне он кажется не очень правдоподобным. По крайней мере товарищ, которого я тут встретил, утверждал, что я как раз можно сказать заново родился.

- А товарищ случайно чудесами не баловался и истину вселенскую тебе не открывал под хруст печенья?

- Да! Именно это он и сделал. И еще сказал, что ты сидишь на другом острове, но волноваться мне не стоит. Твое лисье любопытство рано или поздно заставит тебя изобрести способ сюда добраться. Кстати почему лисье? Ты любишь зверюшек?

- Да псевдоним это сценический. С неправильным написанием на английском. А про все остальное он правду сказал, этот Санта Клаус или кто уж там тебе являлся.

- Ох, если бы добрый дед. Брежнев один в один. Только брови пореже. И то потому, что мне в детстве все хотелось взять пинцет и выщипать их вождю. Негоже с таким лесом на лице по всему миру ездить и в ящике мелькать!

- Понятно. Ну в общем… Макс, я тебя честно предупреждаю. Я не знаю, кто я на самом деле. Я живу несколько жизней одновременно, и меня это устраивает. Если бы ты был моим выдумкой, определенно тебе досталась бы другая внешность и неизменное имя Костя. Поэтому рискну считать тебя человеком самостоятельным и реальным. И еще у меня странное чувство, что я тебя где-то в глубине души очень сильно люблю и не мысли жизни своей без твоих ухмылок. Я тебя сильно напугала, надеюсь?

- Нисколько. Ибо собирался сказать тебе все тоже самое. Видимо, судьба решила столкнуть нас в виду схожести состава крови и всяких других вещей. Но так или иначе, последние минуты я чувствую, что если немедленно тебя не обниму, то мое сердце просто взорвётся. И если ты решишь уйти куда-то, я сразу сдохну и никто не вспомнит как меня зовут.
Я уткнулась в плечо удивительного Макса и зависла.
Система под кодовым названием Foksa перестала существовать в этом мире на неограниченно долгий период крепкого объятия.

- Как ты думаешь, чудовище мое ненаглядное, за нами прилетит самолет или мы просто проснемся утром в одной постели и ничего не вспомним? Или вспомним, но решим, что нам приснился один сон на двоих? Или вообще ты и я окажемся в разных мирах и начнем другую жизнь? Я ведь говорила, что ни в чем до конца не уверена. Даже в том, кто я и откуда…

- Без разницы. Я точно знаю одно – там, где мы окажемся, мы будем вместе.
Остальное фиолетово.

Черт возьми. И вот тут я оказалась на сто процентов согласна с ним.
Ну дела…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments